Сивилла Трелони (trelawney_) wrote in slytherin1943,
Сивилла Трелони
trelawney_
slytherin1943

Category:

Отчет Хильмара Штреземанна (он же Яльмар Шелленберг)

Вчера я была в Сестрорецке . И привезла Миакори почитать отчеты Тома Риддла и Антонина Долохова. Отчетом Долохова Миа впечатлился и тут же написал свой (точнее - надиктовал мне). Я его и выкладываю.
Если будут какие-то вопросы, комментарии - пишите, я все Миа передам по телефону, поскольку пока у него нет выхода в сеть.


Сегодня прошел ровно месяц с тех пор, как я переехал в Англию. Всего месяц, а кажется, что я уже добрых полвечности здесь. И еще полвечности впереди. А моя настоящая, огненная, прекрасная, правильная во всех отношениях жизнь эсесовца не существовала на самом деле никогда. Я ее придумал, просто придумал - сказочку от безысходности. Определил себе произвольно место якобы рождения, нарисовал в блокноте пару десятков симпатичных персонажей и теперь играю ими каждый вечер перед сном - играю в то, что это и есть воспоминания... Стоп! Кажется, я начинаю сходить с ума...
Я - Яльмар Шелленберг.
Не Хильмар Штреземанн, никогда не существовавший сын видного антифашиста, ухлопанного гестаповцами, сам тотальный антифашист и следовательно полный идиот. Я, черт, меня побери, Шелленберг из древнего рода Шелленбергов, рода настолько великого, что один из моих предков в незапамятные времена гордо отказался от приставки "фон", заявив, что с него и его потомков достаточно того, что он просто Шелленберг, а цацки пусть привешивают ничтожества. Я - Шелленберг и я буду держаться. Буду изображать идиота, восхищаться английскими традициями, жаловаться на ностальгию и осыпать проклятьями фюрера. Фюрер знает в чем дело, он простит. Только фюрер знает, ЧТО я ему обещал, и именно фюрер сам лично настоял на том, чтобы это задание было доверено не признанным асам секретных служб, а нам с Хайни Гиммлером-младшим. В конце концов - сказал тогда фюрер, помимо всего прочего, подростки всегда вызывают больше сочувствия и меньше подозрений. Фюрер верит в нас, верит в меня и ... И фройляйн Витмайер так светло улыбалась мне на прощание...

О силы Вальхаллы, у этих недоделанных что-то случилось. Сам декан принесся, утратив всякое подобие солидности. Ничего себе - кто-то из моих нынешних соученичков вроде как умудрился приложить какого-то никому неизвестного гриффиндорца непростительным заклятьем Круциатус. И что в этой ситуации делать мне? Отойти в стороночку и подпереть собой стенку, старательно написав на лице, что без меня она развалится, или, наоборот, вылезти пошуметь? С одной стороны, если я буду подпирать стенку, мало кто из этих слизеринцев вообще вспомнит о моем существовании. С другой стороны, если я буду сидеть тихо, как мышь, умные слизеринцы чего доброго решат, что именно эту мышь и стоит в случае чего трансмутировать в целого козла. Отпущения. Так что разумнее пожалуй, будет громче всех орать: "Держи вора!". Правда, я не знаю, кто вор, но на это мне наплевать. Главное - я Круциатуса не накладывал, а человека, который громче всех орет, не так-то просто выставить жертвой, даже в слизерине. Так что ваш выход, геноссе Шелленберг.
Ну вот, надеюсь со стороны все выглядит именно так, как я хочу преставить: чертов иностранец, как чертову иностранцу и положено, лезет из шкуры вон, чтобы показать, какой он тут свой, лояльный и хороший. И плевать, что мне может не поверить весь Слизерин, главное, чтобы в святость мою поверили преподаватели и директор школы. Поверили - и не применили веритасерум или что погаже.Потому что если применят - узнают,какой я антифашист,а если авроры узнают, какой я антифашист, то они еще много чего интересного в связи с этим узнают.
Ч-ч-черт, этого мне только не хватало! Присяги на верность Слизерину! Интересно, зачем староста Риддл так старательно ее из меня вымучивает? Ведь стравил же, кажется, объяснение: не хочу-же быть в одном магическом круге с унтерменьшем Долоховым и невразумительным мелким не то латышом, не то поляком. Я-де бедный, как все , я надеюсь, понимают, был вынужден в Гитлерюгенде состоять и пропагандой пропитался, Германия с Россией в состоянии войны и так далее. Конечно, я нес глупости. И даже сам понимая, что несу глупости, уже не мог остановиться. У меня позорнейше сдали нервы, хоть пойди и застрелись. Я же вижу, что старосте Риддлу почему-то нужна эта клятва, как воздух нужна. И вряд ли он соизволит объяснить мне для чего. Впрочем, об этом нет сейчас смысла задумываться, от клятвы я все равно не отбрехался. Этот Риддл на меня ТАК посмотрел... Пришлось скрестить со всеми палочки в жесте обета. Это все-таки лучше, чем ставить себя в оппозицию всему Слизерину и лично Риддлу. А на будущее сделать пометку в памяти: этот человек умеет вынуждать.

Ненадолго меня хватило. Когда я, наконец, научусь 24 часа в сутки изображать искренний интерес к чужой жизни?Все вокруг бегают, что-то такое непонятное делают, что-то такое важное обсуждают, а я... А я осознаю, что прогорел по всем статьям с этой клятвой. Я сотворил глупость несусветную. В самом деле легче пойти, да застрелиться, чем представлять как хихикал бы братец Вальтер! Конечно, главной непростительной, непроправимой ошибки я не сделал, но земля подо мной если не загорелась, то ощутимо нагрелась. Теперь староста что-то обо мне понял и вряд ли я в скором времени узнаю, что именно. Остальные, конечно, скорее всего ничего не поняли, просто потому что не обратили внимания, им же на меня наплевать, но старосты достаточно. Честно говоря, этот Томми Риддл кажется мне жутковатым.

В абсолютно растрепанных чувствах брожу по коридорам Слизерина. Честно говоря, просто выть хочется - навалилось все сразу. Идиотский прокол, ностальгия, неотвязная "как-все-здорово-у-нас-и-убого-у-них-в-Англии", понимание, что, да не услышит меня старший братец, я все таки не пригоден для этого задания - еще несколько дней и я действительно сойду с ума... Даже голод, как по заказу, зверем накинулся, да такой, что в глазах темнеет. Черт бы все побрал, хочу мюнхенских сосисок и пива. Нормального пива, а не тыквенной гадости! Хвала Одноглазому, случайно наткнулся на Ориона Блэка. Мелкий Блэк - единственный англичанин, который мне нравится. Он умный и он похож на нас. Он, как мы, хочет вершить, познавать, создавать великое, в нем в избытке того, что мы в обоих Рейхах привыкли называть Признаками Господ - в младшем Блэке звенит жажда неизведанного, сияет осознание полной своей свободы, у него мозг исследователя и сердце творца. На фоне остальных Блэков он как золотая свастика на слепяще черном. И пусть любители позубоскалить говорят что угодно о том, что немецкий придурок от полной безысходности с мелочью связался, мне все равно.
Поговорили с Орионом о том, о сем: о дневнекитайском понимании Мирового Порядка, о его, блэковой, мечте поехать в Китай искать источники древней силы. И еще кое о чем, после чего я осознал. что ему, единственному здесь, можно верить, он не продаст и не обманет, ибо слишком высок для этого. И я пошел ва-банк и рассказал ему, ЧТО младший Блэк должен любой ценой забрать из дома моей английской тетушки Элиссон , если со мной что-нибудь стрясется. Он понял. И он обещал молчать. Я знаю, что он будет молчать, даже если его станут пытать круциатусом, даже если его на куски будут резать. Как я буду молчать о Великом Драконе. Потому что, когда маг находит друга, это осознается сразу и навсегда.
О мой фюрер, мой фюрер, теперь Вы можете быть спокойны. Теперь я не сойду здесь с ума.

После ТАКИХ разговоров вести какие-то случайные пустые каждодневные совсем уж невыносимо. Я вытащил из чемодана любимый затрепанный учебник новейшего немецкого магловедения и стал перечитывать главы о первых днях существования НСДАП. Кто-то пытался со мной заговорить, спрашивали что-то о политике Грюневальда, я механически отвечал, разумеется, не выбиваясь больше из роли глупого Хильмара Штреземана... Из перипетий бурной биографии Эрнста Рема меня вытащил все тот же староста.
- Мистер Штреземан! - торжественно объявил он мне. - Помнится, я обещал подтянуть вас по зельеварению. Пойдемте.
Ну вот, подумал я, началось. Вроде бы я неплохо выдерживаю круциатус, даже на ногах стою. И в конце концов я успел рассказать про Знамя Ориону Блэку...
Все оказалось не так страшно, как кажется. Мы сидели в лаборатории, пили бодрящее зелье, нами же собственоручно и сваренное, и разговаривали про очевидные вещи. Общество магов в общем и целом выродилось. Люди используют силу не для свершений, а для решения хозяйственных вопросов. Фюрер жестоко ошибался, пытаясь синхронизировать два Рейха, а теперь великий эксперимент высосал из него все силы и скоро величайший из магов падет... Будто я сам этого не знаю. И не знаю, что жизнь мага есть вся - единое ни на секунду не прерывающееся Служение.
Интересно, к чему это он? И тут чашка с бодрящим зельем едва не выпала у меня из рук. Парень не меньше, как метит в преемники фюрера! И он вовсе не сошел с ума, он наследник Салазара Слизерина и у него действительно есть шансы...
Вот только я здесь не при чем! Фюреров не меняют, и ему, Риддлу, самому это прекрасно известно. Я дал понять, что благословлю мысленно его попытку, если он попробует, а он в ответ напомнил, что я, вообще-то могу и умереть вместе с моим фюрером. Интересно, что это - угроза или царский подарок?
А потом он притащил этого мальчика, как бишь его... Нотта. И заставил дать себе, любимому, присягу на верность. И я засвидетельствовал эту клятву. Так, будто это обыденно, будто я каждый день ничем другим не занимаюсь, как благословляю Темных Лордов на служение. Самолюбие, брысь из мозгов, а то ведь сам в собственное величие всерьез поверю.

Впрочем, самоирония, тоже прочь из мозгов! Как хотите, а нечто великое действительно произошло. В захламленной лаборатории среди старых бумаг и недопитых чашек с бодрящим зельем. Сила дохнула нам в спины и все звезды мироздания выжидательно смотрели на нас. Нас троих, вдруг скорее почувствовавших, чем понявших, как рождается новый мировой порядок, и начинается новое великое Постижение... Мне будет о чем рассказать фюреру, когда он вернется.

Да, мне будет о чем рассказать фюреру, когда он вернется. Потому что новорожденный Темный Лорд ошибся в одном - я не умру с фюрером. С ним и так умрут сотни, если не тысячи, умрут радостно и вдохновенно, увидев в этой смерти апофеоз Служения, а я буду жить. С Лордом или без Лорда я сумею выжить любой ценой. Если понадобится, я даже достигну бессмертия. Я буду жить и ждать дня, когда фюрер вернется.

P.S. от игрока Ну да, конечно, а в самом крайнем случае Черная Метка почти то же самое что Мертвая голова. Хи-хи. На этом история альтернативного немецкого УПСа, незаслуженно забытого Джоанн Роулинг, пока прерывается на придумывание дальше. Тетя Ро, ты была неправа.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment